6+
Сегодня:
20 Октября

  • По восточному Алтаю

    2014-10-280Мое знакомство с Сибирью, и в частности с ее реками, началось с походов в верховья Енисея и сплава по его главному истоку Бий-Хему. После чего естественным и, я бы даже сказал, навязчивым стало желание увидеть Алтай, места, где рождается великая Обь. Моя молодая жена, вкусившая вместе со мной трудности путешествия в горах Тянь-Шаня и прелести сплава по весенней Сакмаре, к моей большой радости, была не против составить мне компанию.

    Сорок лет спустя
    Однако мечтам этим не суждено было сбыться. Появившийся третий член семьи надолго заставил нас забыть о длительных совместных походах. Таким образом, сплав пришлось отложить. Супруга осталась с наследником, которому не исполнилось еще и года, а я с группой крепких ребят все же отправился в пеший поход на Алтай к Белухе, где рождается главный исток Оби — Катунь. Это случилось в год моего тридцатилетия, в 1974-м. И вот сорок лет спустя я снова отправляюсь на Алтай в поход по Телецкому озеру и реке Бии. Мечты сбываются.

    В горы
    Водный поход имеет много преимуществ перед другими видами спортивного туризма. Но он становится вдвойне привлекательнее, если к нему добавить хорошо спланированную пешую часть по интересным местам прилегающего к реке района. Заслуживающих внимания уголков в районе Телецкого озера — не на один поход.

    19 июля в полдень выехали из Снежинска, 21-го в первой половине дня были уже на северном берегу Телецкого озера, в поселке Артыбаш, а в пять часов пополудни выгрузились из катера на его южный берег. На следующий день не было еще и семи часов, а мы уже шагали по пыльной, совсем еще недавно обсохшей после наводнения дороге, что тянется левым берегом Чулышмана.

    В жаркий день в этой, прямо скажем, диковатой, какой-то взъерошенной горной стране такое ровное место иначе как райским и не назовешь. Берег сплошь усыпан плавником — отполированными и выбеленными водой, а потом до звона высушенными солнцем обломками деревьев. Не мудрено, что тут много палаток отдыхающих. Нам показалось странным, что некоторые из них прячутся за баррикадами из плавника, выстроенными со стороны долины реки. На вопрос, зачем это нужно, обитатели палаток ответили: "Для защиты от ветра". Не придавая этому факту серьезного значения и не видя других подходящих для лагеря мест, мы все же нашли себе уютный уголок на косе и вскоре забыли о возможных неприятностях.

    Каким прекрасным был вечер! Искупались, поужинали и долго сидели на бревне у спокойно горящего костерка. Казалось, что сама природа здесь дышала теплом и уютом. Отлогий берег, физически ощущаемое каким-то глубинным, затаенным подсознанием присутствие огромной массы ничем не замутненной воды, широкой, блестящей закатными красками, полосой уходящей вдаль и пропадающей в туманной дымке между лохматыми от леса суровыми горами, располагали к размышлениям о краткости и суетности жизни отдельного человека, как о микроскопической капле в бесконечном потоке Жизни на Земле под этим вечным хороводом мерцающих звезд.

    В 3 часа ночи подул ветер, в 4 мы все уже не спали, гадая, снесет или не снесет он наше хрупкое убежище. К пяти часам выбрались из спальных мешков наружу и занялись спасательными работами. Удержать палатку в развернутом виде на каркасе было уже нереально. Теперь стало важным просто сохранить ее в целости, для чего общими усилиями ее сняли и свернули. Всякие незакрепленные легкие вещи сносило в озеро. Приходилось ловить их, прятать в рюкзаки или прижимать чем-нибудь тяжелым. Устроив заслон из плавника, разожгли костер и стали готовить завтрак. Ветер выдувал из огня горящие деревяшки, и нам то и дело приходилось тушить возгорания, возникавшие то тут, то там в плавнике рядом с нашим лагерем. Час спустя ветер стал слабеть, но засыпать ложечкой порошок растворимого кофе в кружку без потерь даже при всевозможных ухищрениях все еще не удавалось.

    Так мы познакомились с "верховкой", очень полезным для нашего будущего сплава по озеру ветром. Он будет подгонять наше судно на север к истоку Бии, и это очень хорошо, но его сила заставила призадуматься об опасностях предстоящего перехода. Ведь глубина Телецкого озера более трехсот метров (максимальная — 325). При длине семьдесят восемь и ширине от одного до почти шести (максимальная — 5,8) километров мы со своим катамараном на этих кубокилометрах воды будем выглядеть просто букашками над бездной. Глубина водоема не так уж и важна. Хоть два метра, хоть триста для человека одинаково опасны. Страшнее мощные удары волн о каменные берега. При сплаве по озеру это основной фактор риска, если учесть, что мест без скал, куда можно высадиться и переждать шторм, едва ли наберется 3-4 процента от протяженности всего побережья.

    Но мы ведь живем и радуемся жизни, потому что надеемся на лучшее и умеем отвлекаться от плохих мыслей. А отвлечься было на что. Поверхность Телецкого озера над уровнем мирового океана находится на высоте 436 метров, а окружающие горы в среднем поднимаются до уровня выше двух тысяч...

    Выше устья Башкауса, близ небольшого селения Кок-баш, в раскопанных курганах обнаружены захоронения гунно-сарматской эпохи, существовавшей с третьего века до н. э. до пятого века новой эры. Мне посчастливилось поговорить об этом с руководителем археологической экспедиции из Томска. Экспедиция обследовала территорию долины Чулышмана. Здесь обнаружены остатки каменной крепости с условным названием Акташ, остатки древних, мощенных камнем дорог и поливных систем. Мой новый знакомый изучил всю доступную ему литературу по этому вопросу и считает местность наряду с так называемой "долиной царей" в Туве одним из центров могучего государства Артания, занимавшего территорию от восточных предгорий Карпат до гор Ордос (Китай) и от горных систем на юге до арктического побережья на севере.

    Об этом государстве есть упоминания в арабских и китайских письменных источниках. В более поздних, латинских, манускриптах под именем Lachman упоминается и Чулышман, что переводится как "большой, могучий". И это свидетельствует о главенствующей роли местности как "столичного" региона, так как по чисто геометрическим параметрам эта река весьма небольшая по сравнению с множеством других на указанной территории. То, что, вопреки расхожему мнению теперешнего коренного тюркского населения, здешние древние обитатели и все население Артании относилось к европеоидной расе, доказано не только косвенными признаками (форма и характер курганов, признаки земледелия), но и научными фактами: восстановлением облика по костям, анализам ДНК. Главная фишка в том, что эту самую Артанию называют Третьей Русью, третьей, если вопреки течению времени первой считать Русь Киевскую и вести от нее отсчет назад в глубь веков.

    Но вернемся в наше время, к четырем туристам, устало шагающим с тяжелыми рюкзаками по пыльной дороге под палящим алтайским солнцем. Мы уже присматривали место для обеденного привала, как рядом остановилась "буханка" — так в просторечии называют юркие фургончики-УАЗики, очень популярные в сельской местности. Открылась дверь, и молодой парень-алтаец предложил подвезти. У моста через Башкаус нас высадили, так что, пройдя еще несколько километров, группа оказалась на уютной поляне близ впадения в эту речку крупного левого притока Чебдар. Таким образом был выполнен план первых двух дней пешего маршрута.

    Тропа вдоль Чебдара и его левого притока, ручья Чага, ведет на горное плато, где находятся богатые пастбища. До сворота направо вдоль ущелья Чага мы прошли всего-то около одного километра, но при этом поднялись вверх на несколько сотен метров. От ритуального дерева на повороте тропы, по местному обычаю обвешенного ленточками (тут пастухи просят разрешения у местного духа, хозяина местности, разрешения пройти в его владения), открывается величественный вид на горы южной части горизонта. Готовясь к походу, на основании впечатлений очевидцев именно этот подъем я считал самой трудной частью маршрута...

    На имеющейся у нас карте показаны два места с летними избушками пастухов, что подтверждает наличие здесь пастбищ, о которых есть упоминания в описаниях маршрутов. Нижнее пастбище на пологом склоне горы было со всех сторон окружено лесом. На краю этой большой травяной поляны стоял пастушеский аил — изба из шестигранного сруба с шестигранной же пирамидальной крышей из толстой коры хвойных деревьев без потолка и с большим отверстием в вершине.

    Мы зашли внутрь избушки. Помещение освещалось через большую щель в нижней части одной из стен (мысленно я сравнил его с поддувалом печки), через отверстие в крыше и огоньком костра, горевшего в центре на земляном полу. Дым от костра, обложенного камнями, беспрепятственно выходил через крышу и никак в аиле не ощущался. Топчан, покрытый одеялом, у одной из стен, полка с кухонной посудой, два седла, закопченные котелок и чайник, сломанный ручной сепаратор для сбивания масла, соль-лизунец для скота, кожаные переметные сумы — вот, пожалуй, в общих чертах и все убранство временного прибежища пастухов. С хозяином мы познакомились вчера, когда он с сыном подъехал к нашей палатке. Сегодня уже поздоровались как старые знакомые.

    "Что у тебя, Валентин, коровы сбились в кучку посередине поляны и все ревут?" — спросили мы. "Медведя боятся, — спокойно ответил пастух, — одну поранил, так она теперь лежит в сарае, не поднимается, может, и сдохнет". "Что ж ты теперь будешь делать, он ведь не отстанет от стада?" — спросил я.

    "Вот ружье есть, ствол нарезной от карабина!" Я взял из его рук тяжелый курковый центрального боя "мултук", который, может быть, нашивал за спиной прадед этого пастуха, заглянул с казенника внутрь ствола, подержал в руке густо смазанный патрон от карабина калибром 7,62 миллиметра. "Опасно с таким архаичным оружием выходить на матерого зверя, — подумалось мне, — по рассказам бывалых охотников, не всегда удается убить с одного выстрела крепкого на рану медведя. А он ведь очень проворен, и затвор настоящего карабина не всегда успеешь передернуть для второго выстрела, не говоря уж о ручном перезаряжании."

    Анатолий спросил об июньском наводнении. "У нас оно было небольшим и недолгим, — ответил алтаец, — но пособие выплатили, так, можно сказать, за моральный ущерб". Местное население, по словам собеседника, в общем-то, довольно теперешними условиями жизни. От налогов оно освобождено, скота держи, сколько можешь. В горах хорошие летние пастбища (только вот женщины обленились: не хотят ездить сюда, некому тут доить коров!), а в пойменных местах по Чулышману и Башкаусу хорошие сенокосы. "Соседи, тувинцы, конечно, досаждают, приезжают оттуда, из-за Шапшальского хребта, и угоняют наш скот". Пастух показал нам угол поляны, откуда начинается тропа на верхнюю летовку, и мы продолжили свой путь.

    Мы вплотную подошли к горе Билляр, главной цели пешего маршрута. Надо было становиться на ночевку, тем более что с запада, со стороны Сумультинского хребта, надвигался мощный грозовой фронт. Один из логов показался нам особенно уютным. Спустились по нему до одинокого развесистого кедра и обнаружили под ним оставленный кем-то давнишний запас дров, что однозначно свидетельствовало о том, что тут когда-то была стоянка туристов. Двое занялись установкой палатки, а двое должны были пойти вниз по логу в поисках воды...

    Ночью и утром шел дождь. Виктор по GPS определил координаты и высоту местности. По этой высоте я и назвал для себя место нашей второй ночевки "Лагерь 2070". Наверху, ближе к скалам, паслись кони. Вдаль на запад волнами уходили невысокие, без ледников и снежников горы, только на самом горизонте протянулся зубчатый, альпийского вида Сумультинский хребет. Анатолий с восхищением всматривался в него, заметив не то снежник, не то ледник вблизи остроконечной вершины с хорошо выраженным уступом. Вот примерно такими я и представлял себе горы Восточного Алтая. Особенно мне понравились эти луга и эти прекрасные животные — не обремененные никакими признаками человеческого господства — лошади.

    На восточной стороне отрога за перевалом залегал небольшой снежник.

    С перевала по несложной каменной осыпи, поросшей травкой, поднялись на вершину. Здесь ветхая деревянная вышка и такой же православный крест. Отсюда, с высоты 2300 метров над уровнем моря, открылся вид во все стороны горизонта, в том числе и на север, в сторону Телецкого озера. На плато севернее Билляра группу накрыла гроза. К счастью, мы оказались сбоку от ее эпицентра. Вздрагивая от ярких вспышек молний и раскатов грома, некоторое время шли под порывистым ветром и дождем, кутаясь в накидки. Но это было недолго...

    И вот мы снова на Телецком озере.

    (Продолжение в №43.)

    Леонид Веселков

  • распечатать

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

АРХИВ

Выберите номер:

Интервью