6+
Сегодня:
22 Сентября

  • По восточному Алтаю

    2014-11-050За день, не спеша, собрали катамаран. Виктор, пересекавший в свое время Красноярское водохранилище, предложил оснастить наше гребное судно парусом. Идея была горячо принята, и мы взялись за ее осуществление. Учитывая то, что на Телецком озере с раннего утра примерно до середины дня дует "верховка", а после некоторого затишья ветер меняет направление на встречное, парус должен был легко и быстро сниматься.

    (Окончание. Начало в №42.)

    По Телецкому озеру
    Западный, не заповедный, берег озера и левобережье Чулышмана открыты для туристов. Здесь учрежден национальный парк, но каких-либо неудобств от этого мы не почувствовали. Вдоль берега команда прошла на катере при заброске на Чулышман. Мы останавливались и осматривали два красивых водопада. В одном из них, который называют "Сорокагреховым", ребята даже искупались. По словам гида (и одновременно водителя моторки), его вода размывает где-то вверху горные породы, содержащие серебро, и поэтому она очищает тело человека. В южной части озера на протяжении около пятидесяти километров причалить сюда и выйти на берег можно только в трех местах. А некоторые скалы из-за камнепадов не позволяют даже подходить к ним ближе, чем на 50 метров. В то же время восточный берег менее суров, тут расположено шесть кордонов заповедника, около которых есть приемлемые места для установки палаток, археологические и природные объекты. Заповедник, основанный в 1932-м году, с началом работы космодрома Байконур до недавнего времени служил также районом, куда падали отработанные ступени баллистических ракет.

    Вечером этого дня у нас состоялась еще одна мимолетная, но интересная встреча. Приятной наружности, крепкого телосложения чернявый парень с явно европейским, с легкой горбинкой, заостренным носом подошел к палатке и что-то попытался объяснить нам жестами. Я сначала подумал, что он немой, но парень вдруг, показывая на озеро, отчетливо выговорил: "Fisch". Скоро мы все же поняли, что он из Франции, через всю Европу и половину России приехал сюда на мотоцикле, что "Алтай — каращо!". Как правило, при встречах люди пытаются найти что-то общее, знакомое обеим сторонам. Он сказал: "Paris", сопровождая слово жестом, как бы обводящим контуры Эйфелевой башни. Мы сразу его поняли, и я пошел дальше: Проспер Мериме, Александр Дюма. Собеседник обрадовался и ответил: Эдит Пиаф, Достоевский, Лео Толстой. Ну уж после того как между нами появились такие знаменитые посредники, продолжать "разговор" стало совсем легко.

    Ранним утром следующего дня, когда народ в соседних палатках еще досматривал сны, мы увязывали свои рюкзаки на катамаране. Оттолкнулись от песчаного берега, ветер надул парус и понес нас по волнам. Через 75 минут движения, преодолев более семи километров, мы высадились на каменистый берег у кордона. Из всех мест, где побывали на берегах Телецкого озера, этот маленький поселок понравился мне больше всех. В какую бы сторону отсюда ни посмотрел, всюду взгляд, как дальние декорации, ограничивают высоко вздыбившиеся горные склоны. Мы нашли усадьбу егеря, Анисимова Игоря, и были приглашены на чай гостеприимными хозяевами.

    На просторной веранде, как будто специально для нас, стоял стол, уставленный разными блюдами: выпечка из муки и молочных продуктов, варенье из разных ягод, мед, чай, молоко, сметана. Словоохотливая хозяйка потчевала гостей то одним, то другим и отвечала на наши вопросы. Добротный деревянный дом из толстых бревен построили жившие здесь раньше староверы. На стенах в комнатах и на веранде развешены пучки трав, рамки с воском для пчелиных сот, рога лося, горного барана, черепа кабана и медведя. В окна веранды видны розовые и белые мальвы, другие цветы на грядке и в деревянных, выдолбленных в толстых ошкуренных стволах с оставленными для красоты и особого загадочного шарма живописными ветками и корнями емкостях. В усадьбе хороший сад. Молодые сортовые яблони с крупными плодами, заросли вишни, также усыпанной ягодами.

    Мы удивились повальному увлечению жителей поселка садоводством и услышали рассказ о местном климате, позволяющем выращивать даже грецкий орех. За поселком расположен большой сад с количеством деревьев более тысячи. По климату юг Телецкого озера — самое теплое место Сибири. Южное побережье сильно отличается от северного, хотя расстояние между ними по озеру всего 78 ки­лометров. Среднегодовая температура на юге +4 градуса, на севере — +1 градус, зимой озеро в южной части никогда не замерзает, в средней покрывается льдом иногда, а в северной замерзает всегда. Количество осадков на юге — 450 мм в год, на севере — 900 мм в год. Жители поселка держат коров, лошадей, свиней и кур. В каждом дворе есть собаки и кошки.

    Современность (бензогенераторы, моторные лодки, ветровая электростанция) соседствует здесь со стариной и глубокой древностью. Перед поселком находится староверское кладбище. Мы посмотрели на его кресты издали. А вот археологический памятник осмотрели тщательно. Парень-метеоролог, по просьбе Игоря, проводил нас за околицу, где на открытом месте с видом на акваторию озера и окружающие горы вкопана в землю каменная баба. Строго говоря, общеупотребительный термин — каменная баба — здесь не уместен. На самом деле на этом камне высечено изображение не женщины, а мужчины-воина, держащего на уровне груди меч острием вниз. Археологи относят время создания изваяния к рубежу между старой и новой эрами.

    Воодушевленные первым успехом, мы продолжили путь. Попутный ветер скоро стих, наступил штиль, пригрело солнце, команда все еще не спускала парус и лениво плюхала веслами. Нас потянуло в сон. Расстояние 4 километра по воде до противоположного берега кажется небольшим, но это обман зрения. Моторные лодки, снующие туда-сюда, на фоне гор едва заметны. Тем же маршрутом прошли два больших катера.

    Конечно, ради безопасности надо было держаться ближе к берегу, но идти, повторяя его изгибы, не хотелось. Это заметно удлинило бы путь, шли по ломаной линии от мыса к мысу, оставляя справа довольно большие заливы и таким образом уходя довольно далеко от земли. Освежил головы и заставил грести по-настоящему хоть и слабый, но встречный ветер. Спустили парус и дружно заработали веслами. Виктор по GPS замерил скорость, получилось 4,5 ки­­лометра в час, это было уже неплохо. Через 2,5 часа причалили к кордону Челюш.

    Радушного приема не было. Нам показали место для установки палатки на самом берегу, рядом с огороженной веревкой площадкой для фенологических наблюдений. Из специально преду­смотренных для посетителей удобств здесь есть только стоящая в отдалении на склоне в лесу уборная. Остальное предоставлено самой природой: прекрасная, чистая, вкусная вода озера, дрова, от мелких щепок до огромных, без коры, сухих деревьев, солнце, песок и теплый ветер, навевающий ароматные запахи разнотравья. Но самое главное, чего нельзя никак оценить, это великолепный вид на синее озеро и горы западного берега с глубокой долиной, откуда вытекает речка с запоминающимся названием Большая Чили. Вечером за сотню рублей хозяйка налила нам четыре литра абсолютно экологически чистого молока.

    Дальше сведения о нас, как по эстафете, были переданы на соседний кордон Кокши, там мы должны были узнать о возможности переночевать у устья речки Корбу, с известным на весь Алтай часто посещаемым туристическими экскурсиями одноименным водопадом. Однако хотелось выяснить, нет ли какого-либо более близкого места ночевки, потому что мы боялись не осилить за день переход более двадцати шести километров. Получилось же не совсем по плану. Оставив катамаран на берегу довольно большой, очень чистой речки Кокши (в переводе "синяя вода"), направились вдвоем с Виктором к ближайшему дому с едва заметной между деревьями крышей. Там на высокой террасе за столом с большой миской салата, разрезанным красным арбузом и надрезанной булкой белого хлеба сидел мужчина в камуфляжной куртке и тельняшке. У него были ярко-голубые глаза и длинная, гладко расчесанная борода, на волосатой груди висел нательный крестик.

    Глаза выдавали возраст человека — он был не так уж стар, как можно было подумать. Мужчина предложил нам чаю, но мы отказались, ведь вторая половина команды ждала нас на берегу. Он ответил на все вопросы и подсказал место в устье ручья Адамыш, что в шести километрах отсюда: "Если уж вас застанет шторм, то высаживайтесь туда, не убьют же вас за это, если обнаружат, войдут ведь в положение, да и патрули на моторках теперь, как было раньше, не шныряют!" В конце беседы выяснилось, что человек этот не при исполнении обязанностей егеря, а просто гость на кордоне. Егерь находится в другом доме, тоже скрытом лесом. Идти к нему, как и подниматься вдоль речки к водопаду, не хотелось. На этом песчаном пляже нас опять разморило жаркое солнце, и мы поспешили быстрее "на акваторию".

    Погода, в общем-то, благоприятствовала нам: хорошей "верховки" с утра не было, но не было и "низовки", так что в условиях штиля, активно работая веслами, мы выполнили план и добрались-таки до Корбу. Переход был очень длинным и утомительным, хотелось размять ноги и просто посидеть на твердой земле. Перед Корбу в озеро по скалам падал ручей. Белые полосы водопада, будто пунктирная линия, просматривались в темном массиве леса, покрывающего склон. Общая высота водопада, на мой взгляд, никак не меньше сорока метров. Зацепиться за берег и высадиться на камни у этого места было вполне возможно, но у самой кромки воды установлен плакат с угрожающей надписью: "Высадка на берег запрещена". Пришлось остаться на воде.

    Около устья речки Корбу хорошо развит туристический сервис. Есть визит-центр, кафе, баня, оборудованы лестницы и дощатые дорожки на смотровую площадку к водопаду. За осмотр водопада и ночевку заплатили по сто рублей.

    ...Теперь предстояло пройти рядом с местным "Бермудским треугольником". Здесь тектонический разлом земной коры, заполненный озером, меняет направление с южного на западное. Большой же отросток-шпора этого "сапога", залив Камга, отходит на северо-восток. В районе перегиба озеро имеет самую большую ширину — 5,8 километра. Тут бывают внезапные сильные шторма с ветрами трех направлений и часто пропадают моторные лодки.

    Мы сразу взяли курс на северо-запад, на мыс Куван, что на западном берегу, как раз на повороте озера. Это, как и в самом начале пути, не было каботажным плаванием, а предполагало пересечение озера, но зато заметно сокращало путь и избавляло нас от прохождения опасного залива Камга.

    Перед высоким скалистым поворотным мысом Куван вдруг поднялся сильный ветер. К счастью, он дул нам в спину, натягивая парус, и через два часа мы уже остановились в спокойном месте на левом берегу, за поворотом. "Бермудский треугольник" остался позади. Напротив нас, на северном берегу, хорошо просматривался поселок Яйлю. По сведениям из книжек, раньше здесь находилась дирекция заповедника. Отсюда самый короткий путь на реку Абакан к известным минеральным источникам "Горячий ключ", через которые в гости к Агафье не раз поднимался В. М. Песков, открывший для нас эту семью отшельников-староверов. Дальше озеро, постепенно сужаясь, уходило на запад, к истоку Бии. Характер берегов заметно изменился, появилось больше участков, где нет скал. Но до реки было еще очень далеко.
    Последняя ночевка на Телецком озере оказалась самой неуютной за весь поход. Сеет дождик. Мы лежим в мокрой палатке и в подмокших, волглых спальных мешках на низком травянистом берегу.

    Чуть больше часа ушло на завтрак и сборы, и мы опять отчаливаем. Мимо нас проходят моторки и катера с экскурсантами. Чинно "продефилировал" теплоход "Пионер Алтая". Люди в ярких спасжилетах напропалую снимают нас на фото и видео. Еще бы: такая незапланированная бесплатная экзотика!

    Да и нам тоже не скучно. Есть на что посмотреть. Близ поселка Артыбаш все более или менее удобные площадки у озера заняты. Состоятельные люди спешно огораживают участки и выстраивают красивые современные приюты для туристического бизнеса или похожие на дворцы коттеджи с роскошными причалами для личного пользования. Просто не Сибирь, а адриатическое побережье! Но все эти постройки, несмотря на вычурность и излишества архитектурных форм, кажутся мне похожими друг на друга, навязчиво красочными, как реклама, и я невольно вспоминаю староверские избы кордона Беле и каменного воина, равнодушно взирающего на проносящиеся мимо "Ямахи". Печально лишь то, что чем больше новых построек, тем меньше здесь остается места для самодеятельных туристов, таких, как мы. К полудню прибыли на причал у бывшей турбазы "Золотое озеро". Сплав по Телецкому озеру закончился.

    Леонид Веселков,
    20 августа 2014 года.

  • распечатать

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

АРХИВ

Выберите номер:

Интервью