6+
Сегодня:
20 Мая

  • Основательный подход

    Основательный подход2014-08-25

    Как поставить дом без единого таджика? — для снежинских прорабов, в отличие от их коллег за зоной, это не забытое искусство, а реальность. 

    — Олег Васильевич, я знаю, что Вы занимались не только коммерческими сооружениями, но и частными: поставили два собственных дома. Чем отличается строительство зданий разных типов?
    — Когда себе делаешь — все проще. Заказчик и подрядчик в одном лице. И в случае чего тебе же все это на голову упадет. А когда руководишь строительством "Магнита", знаешь, что там сотни людей будут работать и покупки делать. Это ответственность. Отсюда и жесточайший, многоступенчатый контроль. Больше специалистов задействовано, и все гораздо правильнее. У нас исполнительная документация — это пачки высотой в полтора метра. 

    — А какой этап строительства, на Ваш взгляд, самый важный?

    — Техническое задание. Именно создание идеи. Это самое интересное: когда на чистом листе рождается объект какой-то. И не важно, большой или маленький.

    — И кто придумал, каким будет гипермаркет в Снежинске?
    — Техзадание по "Магниту" писали в Краснодаре. Целый отдел этим занимался. Толстенную пачку бумаг прислали.

    — Тяжело было их изучать?
    — Нет. Просто долго. На то, чтобы "расписать" идею и создать проект, ушло больше времени. Над этим документом около десяти специалистов работали. Они должны были все учесть: и мнение заказчика, и все действующие нормы для последующей госэкспертизы: чтобы ничего не упало, не сломалось. Причем, не поверите, но учитывается даже ветровая нагрузка на здание. 

    — Чтобы не снесло?
    — Конечно. Измеряют все: самые низкие и высокие температуры, толщину снежного покрова, — изучают тип грунта и много других вещей. Плюс, есть еще такая особенность: даже у опытного проектанта с двадцатилетним стажем может "замылиться глаз". Поэтому в конторе на некоторых этапах документ откладывают, отдыхают, а через неделю возвращаются и исправляют свои ошибки. Нормальные строители делают свою работу железно: сказано в проекте "через три метра отрезать" — так и сделают.

    — И даже не посмотрят, если что-то не сходится?
    — Если видишь несоответствие жизни и проекта (разработчик ведь сидит в кабинете, а тут, на площадке, может что-то не срастаться), тогда делается техническое решение и подписывается проектантом. Стройка, в первую очередь, это контроль, контроль и контроль. 

    — Не был ли он излишним?
    — Нет, без него на стройке нельзя. 

    — Пока делали проекты, вы уже готовили участок?
    — Лес вырубали, пни выкорчевывали, площадку расчищали, растительный грунт увозили. Заключали договоры со смежниками, заказывали материалы, готовили сметы и калькуляции на работы. 

    — Я знаю, что сначала Вы сами руководили всем процессом. А потом пришлось нанять подрядчиков. Когда понадобилась помощь?
    — На этапе выхода на площадку, когда на участок выходят десятки и сотни людей, и нужно распределять обязанности. В строительстве приняли участие больше тысячи человек. 

    — А между собой они не конфликтовали?
    — А как без этого? Одним нужно ездить, другим — копать, а третьи в этом месте вчера материалы сложили. Конечно, есть проект организации строительства. Но, как правило, на практике все выходит не так гладко, как на бумаге. Надо, допустим, что-то разгрузить, а проехать к положенному месту нельзя: дорогу размыло. Приходится решать проблемы на месте. 

    — Видите ли Вы специфику строительства в закрытом городе и вне его?
    — Первая и самая главная отличительная черта — ограничения на въезд. Соответственно, у нас в рабочих специальностях есть дефицит, и некоторые виды работ стоят дороже, чем за пределами ЗАТО. Там-то гастарбайтеры могут сделать то же за гораздо меньшие деньги. Но отсюда вытекает и плюс: в строительстве "Магнита" принимали участие только квалифицированные специалисты. Все заезжали по пропускам, поэтому работы приходилось планировать почти на полгода вперед. Подаешь, например, заявку на 40 человек, а пускают только 30. Мы-то привыкшие к пропускному режиму, а для иногородних, конечно, шок. Между тем, причин может быть очень много. Любое пятно на биографии, в том числе украденный в школе пирожок. А второе отличие стройки в ЗАТО — это длительность. Когда перевозятся тонны грунта через КПП, строительные материалы, это занимает время.

    — Вам интересно было в этом "вариться"? Или под конец появилось желание скорее закончить?
    — Мне было любопытно. Каждый день, как бы ни было все запланировано, какая-то новая задача возникала: что-то утрясти, согласовать. 

    — Вы любитель форс-мажоров?
    — Нет. Просто я умею работать в экстремальных условиях. Сложилась неприятная ситуация — надо ее решать. У нас же были случаи, когда приходилось останавливать работы.

    — Как это?
    — Сидим с вечера, планируем на завтра устройство фундамента. Утром приходим — лежит 15 см снега. А бетон-то уже заказан. Все. Комиссионное решение: "Остановить работы". Звонок на завод: "Извините, ребят, нам бетон сегодня не нужен, не надо его замешивать"… И дальше: либо ждем, когда снег растает, либо начинаем его подметать. 

    — А есть ли у Вас какие-то идеи, которые могли бы улучшить или ускорить процесс строительства в Снежинске?
    — Есть такое понятие "критическая масса", когда количество переходит в качество. Если бы у нас в городе шло одновременно строительство 50-ти девятиэтажных домов, то было бы много организаций, которые постоянно занимались бы этим видом работ. А у нас генподрядчиков можно по пальцам пересчитать. Набирают рабочих под конкретный объект, сдают его и потом всех отпускают, потому что между объектами надо содержать всю инфраструктуру, производственно-технический отдел, бухгалтерию. Я думаю, что у нас принципиально ничего не может измениться. Стройка в Снежинске всегда будет сложнее и дороже, чем на "большой земле".

    Марина Емелина

    30

АРХИВ

Выберите номер:

Фотогалерея

Интервью